Воспоминание о Морихее Уэсиба (Нобору Сакамото)


Господин Сакамото начал беседу с шутки о том, что он регулярно тренировался вместе с О-Сенсеем несмотря на отсутствие большой увлеченности айкидо и тот факт, что он ни разу даже не заходил в додзе! Как же так?

Он часто путешествовал на одном поезде с О-Сенсеем, и между ними возникли дружеские отношения, но не ученика с учителем, а товарищей-попутчиков, рассказывает он со смехом. Таким образом Уэсиба и он часто «тренировались вместе».

Мне казалось, что побеседовать с любым из друзей О-Сенсея было бы очень интересно, независимо от того, принадлежит ли он миру боевых искусств или нет, а замечания непрофессионала могли бы дать какую-то свежую информацию, отличающуюся от той, что мы узнаем из обычных интервью с бывшими учениками Основателя.

Именно таким, как мы можем увидеть из ответов господина Сакамото, и был этот случай:

В: Господин Сакамото, при каких обстоятельствах Вы впервые встретились с Морихэем Уэсибой, основателем айкидо, который для многих айкидок является богоподобной фигурой?

О: Я встретил его в 1946 году в поезде, идущем из пригорода в Токио. Я ехал на работу, а он, должно быть, совершал поездку из Ивамы в свое додзё в городок Вакамацу. Мне было в то время около двадцати, и он казался мне пожилым человеком, хотя ему тогда, по-видимому, было всего лишь около шестидесяти.

Он сидел напротив меня. Когда поезд прибыл на станцию в Уэно, он поднялся, чтобы снять свой багаж с верхней полки, но очевидно не смог бы его достать, так как был очень низкого роста. Я предложил ему свою помощь, но он отказался, ответив, что в состоянии сам с этим справится «также хорошо, как вы – молодежь». Затем он снял свои гета (сандалии), взобрался на сиденье и, вытянув руки, достал свой багаж.

В: Каким было Ваше первое впечатление об этом человеке? В нашем представлении это невысокий старец с тонкой белой бородой, склонный к разговорам о религии. Кроме того, мы слышали множество рассказов о его эксцентричном поведении в поездах, например о том, что он, не доехав до пункта назначения, неожиданно сходил с поезда, что, обнаружив воров-карманников, обращался затем с ними как с давным-давно потерянными друзьями, и так далее.

О: Для меня он никогда не представал в таком свете. Белая борода, видимо, появилась позже, и определенно я никогда не являлся свидетелем его эксцентричного поведения. Также он не говорил со мной о религии.

Очевидно, что он был уверенным в себе человеком, с хорошей для его возраста координацией, но я не ощущал никакой необычной энергии или бесстрашной решительности.

В: Как между вами возникли дружеские отношения?

О: После первой встречи, когда я даже не знал его имени, я снова увидел его в том же самом поезде, путешествуя со своим другом по имени Дзэн Акадзава, который работал служащим в префектуре Ибараги. Я с удивлением узнал, что Акадзава в течение многих лет был учеником Уэсибы и во время войны даже преподавал в армии айкидо. У меня было много возможностей поговорить с ними обоими во время более чем часовых поездок, которые мы обычно совершали вместе.

В: О чем вы разговаривали?

О: В основном на общие темы, хотя однажды я слышал истории о молодости Уэсибы, о его многочисленных трудностях и приключениях. Когда разговор заходил о будо, то я мог только слушать, не зная, что ответить, так как не имел совершенно никакого понятия об этом предмете. Уэсиба пригласил меня посетить его додзё, но, по правде говоря, я опасался, что могу получить травму, и поэтому так никогда и не воспользовался приглашением. Я очень об этом сожалел, узнав спустя многие годы, каким великим человеком он был.



В: Не можете ли Вы вспомнить какой-нибудь интересный случай?

О: В юности Уэсиба был немного слишком самоуверенным, так как он обладал большой физической силой и был непобедим в боевых искусствах. Видя это, один из его учителей бросил ему вызов, сказав: «Если ты такой сильный, то ты сможешь вырвать это дерево из земли», показывая при этом на небольшое дерево, росшее в саду, где он жил. Уэсиба попытался, но дерево не пошевельнулось, несмотря на всю его силу и многочисленные крики киай – корни были слишком крепкими. Тем не менее, он не стал сдаваться и однажды сумел извлечь дерево из земли. По-моему дерево было небольшим, но, тем не менее, это все еще представляется невероятным достижением.

Также я узнал, что Уэсиба был мастером ядомэ, искусства останавливать с помощью боккена выпущенные из лука стрелы.

Именно в это время его с легкостью победил иностранный борец, к удивлению наблюдателей удерживая его одним лишь пальцем. Я никогда не осмелился спросить, как такое было возможно.

Откровенно говоря, после подобных рассказов мне все меньше хотелось посетить додзё Уэсибы.

В: Это были разговоры не о религии, не так ли?

О: Вовсе нет. Это были рассказы о человеке действия. Однако то, что он находился рядом, создавало ощущение спокойствия, так как в те дни в поездах часто встречались неприятные личности, и в том числе множество карманных воров. После окончания войны в Японии творились беспорядки, многие люди были очень бедны и находились в отчаянии. Зачастую люди прицеплялись снаружи к поезду, что давало им возможность бесплатного проезда, однако при этом они рисковали жизнью, если вдруг сорвутся с поезда, что нередко и происходило.

Однажды несколько тимпира (якудза нижнего ранга) сели на поезд, и их лидер принялся приказывать пассажирам встать, чтобы его люди могли занять их места. Он подошел и попытался согнать Акздава с его места, однако неожиданно остановился, взвыв от боли. Акадзава проделал на руке парня какой-то из болевых захватов. После этого тот прекратил беспокоить пассажиров. Так я познакомился с айкидо, явившись свидетелем его применения в поезде по дороге в свой офис.

В: Вы работали в издательской фирме?

О: Да, я в течение 36 лет проработал в Сэйбундо Синкося! Одним из проектов, в которых я тогда принимал участие, была книга «Принципы дзюдо» Киузо Мифуне, мастера дзюдо, имеющего 10 дан. Это была большая работа, опубликованная на английском, немецком и японском языках с сотнями фотографий техник.

В: Вы обсуждали эту книгу с Уэсибой?

О: Да, и я воспользовался возможностью узнать его мнение о дзюдо, которое представляет собой вид спорта, созданный Дзигоро Каном на основе различных старых форм дзю-дзюцу.

Он ответил: «Превратить дзю-дзюцу в спорт было идеей Кано, и тем лучше для него, однако я посвятил многие годы своей жизни, пытаясь создать айкидо, которое являлось бы истинным и эффективным будо, и я хочу, чтобы таким оно и оставалось».

На этом комментарии мое интервью с господином Сакамото было завершено.

Пока я слушал, как пожилой джентльмен так ясно говорит о своих воспоминаниях, касающихся событий пятидесятилетней давности, у меня возникло чувство, что время и расстояние исчезли, и я испытал эмоциональный подъем.

Это воодушевление не исчезло, даже когда я подумал о бессмысленном насилии, практикуемом сегодня некоторыми личностями под видом айкидо.

Вместо этого я задумался над вопросом, каким будет через пятьдесят лет уникальное искусство, созданное О-Сенсеем, и мне казалось, что независимо от того, как изменятся техники, дух искусства, несомненно, будет оказывать сильное положительное влияние на жизни миллионов людей.

Это было приятной мыслью.

Автор David Lynch
Aikido Journal #110
1 комментарий
Достаточно интересно!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.