Интервью с Морихеем Уэсибой

А. Когда я учился в колледже, на занятиях по философии профессор показывал нам портрет одного знаменитого философа, и сейчас я поражен, насколько он был внешне похож на вас, сенсей.



Морихей Уэсиба. Возможно, мне нужно было целиком посвятить себя философии. Духовная сторона моего «Я» выражена значительно более ярко, чем физическая. Б. Говорят, что айкидо сильно отличается от карате и дзюдо.

Морихей Уэсиба. По моему мнению, его можно назвать истинным боевым искусством. И основание для этого кроется в том, что айкидо базируется на вселенских законах. Вселенная состоит из множества различных частей, однако, все они объединены в единое целое, точно так же, как семья, что символизирует состояние совершенного мира. Имея такой взгляд на окружающую вселенную, айкидо не может быть чем–то другим, кроме как боевым искусством любви. Оно не может быть боевым искусством насилия. По этой причине айкидо можно считать еще одним проявлением единого Создателя. Другими словами, айкидо подобно чему–то необъятному и безграничному. Поэтому в айкидо небо и земля становятся тренировочными площадками. Разум айкидоки должен быть полностью умиротворен, и не допускать ни капли насилия. Можно сказать, что это особое состояние разума, которое трансформирует жестокость в состояние гармонии. И в этом, я думаю, и заключается истинный дух японских боевых искусств. Эта земля нам дана для того, чтобы превратить ее в подобие неба, и любая агрессия здесь полностью неуместна.

А. Это весьма сильно отличается от традиционных единоборств.

Морихей Уэсиба. Действительно, сильно отличается. Если мы оглянемся назад в прошлое, то увидим, как использовались боевые искусства раньше. Во времена периода Сенгоку (1482–1558. Сенгоку означает «враждующие провинции») местные землевладельцы использовали боевые искусства как инструмент, для достижения своих личных интересов и удовлетворения жадности. Это, я считаю, полностью неприемлемо. Когда я сам обучал во время войны солдат, понимая, что это знание будет использовано для убийства, это привело меня к состоянию глубокого внутреннего конфликта и побудило меня начать поиски истинного духа айкидо. Это произошло семь лет назад, и привело меня к идее необходимости построения рая на земле. Основанием для этого умозаключение послужило то, что хотя небо и земля (в их физическом понимании) уже достигли состояния совершенства и замерли в своей эволюции, человечество (а особенно японская нация), кажется, находится в беспорядочном состоянии. Прежде всего, мы должны изменить эту ситуацию. Осуществление этой миссии является путем к эволюции всего человечества. Когда я пришел к этому пониманию, то осознал, что истинное состояние айкидо — это любовь и гармония. Поэтому «бу» (боевой) в айкидо — это выражение любви. Я изучал айкидо для того, чтобы служить своей стране. Поэтому духом айкидо может быть только любовь и гармония. Айкидо было рождено в соответствии с принципами функционирования вселенной. Именно благодаря этому, это будо (боевое искусство) абсолютной победы.

Б. Не могли бы вы рассказать о принципах айкидо? Большинство людей считают айкидо чем–то мистическим, как, например, ниндзюцу, во многом благодаря тому, что вы, сенсей, бросаете огромных и сильных противников со скоростью молнии и поднимаете объекты весом в несколько сот фунтов.

Морихей Уэсиба. Это только кажется мистикой. В айкидо мы полностью используем силу противника, поэтому, чем больше сил прикладывает соперник, тем легче для вас.

Б. Тогда, получается, что айки присутствует и в дзюдо, потому как там вы также синхронизируете свои действия с динамикой движений противника. Если он тянет — вы толкаете, если он толкает — вы тянете. Вы перемещаете его согласно этим принципам и вынуждаете его утратить равновесие, после чего применяете приём.

Морихей Уэсиба. В айкидо абсолютно нет атак. Атаковать — значит внутренне уже потерпеть поражение. Мы придерживаемся принципа абсолютного непротивления, или другими словами, не противопоставляем себя атакующему. Поэтому в айкидо не противников. Победа в айкидо — это «масакацу» и «агацу»; если вы будете действовать в соответствии с миссией Неба, то обретете абсолютную силу и сможете победить все что угодно.

Б. Как много техник в айкидо?

Морихей Уэсиба. Существует около 3000 базовых техник, и каждая из них имеет 16 вариаций... то есть их многие тысячи. Кроме того, в зависимости от обстановки, вы можете создавать новые.

А. Когда вы начали изучать боевые искусства?

Морихей Уэсиба. Приблизительно в возрасте 14 или 15 лет. Сначала я изучал тенсино–рю дзю–дзюцу под руководством Тозава Токасабуро сенсея, затем кито–рю, аиои–рю, синкаке–рю — все это формы дзю–дзюцу. Вместе с тем, я постоянно думал о том, что должно существовать истинное будо. Я пробовал заниматься хозоин–рю со–дзюцу, и кендо. Однако, все эти единоборства подразумевали бой один на один, и не могли удовлетворить меня. Таким образом, я посетил множество уголков страны в поисках тренировок и Пути....однако безрезультатно.

А. Можно ли это назвать аскетическими тренировками воина?

Морихей Уэсиба. Да, это и есть поиск истинного Будо. Когда я приходил в другие школы, то никогда не вызывал на поединок сенсея додзё. Человек, который руководит работой додзё, обременен множеством проблем, и ему очень трудно продемонстрировать свои истинные способности. Я высказывал ему свое уважение, и начинал учиться. Если я приходил к выводу, что мой уровень достаточно высок, то я вновь высказывал ему свое почтение и возвращался домой.

Б. Получается, вы изучали айкидо не с самого начала? Когда появилось айкидо?

Морихей Уэсиба. Как я уже сказал, я побывал во многих местах, в поисках истинного Будо... Затем, когда мне было около 30 лет, я поселился на Хоккайдо. Однажды, когда я остановился в гостинице Хисада, провинции Китами, мне повстречался Такеда Сокаку сенсей из клана Айзу. Он обучал дайто–рю дзю–дзюцу. В течение тех 30 дней, когда я учился у него, я ощущал нечто очень похожее на вдохновение. Позже, я пригласил этого учителя к себе домой и вместе с 15 или 16 моими работниками стал его учеником в поисках духа Будо.

Б. Вы открыли айкидо когда учились дайто–рю у Сокаку Такеда?

Морихей Уэсиба. Нет. Если говорить более точно, то Такеда сенсей открыл мне глаза на будо.

А. Произошло ли что–нибудь особенное с вами, что привело к открытию айкидо?

Морихей Уэсиба. Да. Это произошло таким образом. Мой отец тяжело заболел в 1918 году. Я попросил Такеда сенсея отпустить меня и отправился к себе домой. По дороге мне сказали, что если отправиться в Аябе, что неподалеку от Киото, и вознести там молитву, то любые болезни будут излечены. Таким образом, я направился туда и встретил Дегучи Онисабуро. Затем, когда я прибыл домой, то узнал, что мой отец уже мертв. Не смотря на то, что я встретил Дегучи всего однажды, я решил переехать в Аябе вместе с семьей и оставался там вплоть до окончания периода Тайсо (около 1925 года). Да, в это время мне было около 40 лет. Однажды, я остановился у колодца, чтобы утолить жажду. Внезапно, каскад слепящих золотых вспышек пролился на меня с неба и заполнил мое тело. Затем, мое тело стало быстро увеличиваться в размерах, становясь все больше и больше, достигнув размеров целой Вселенной. Будучи переполненным этими впечатлениями, я внезапно осознал, что нельзя думать о том, как победить кого–то. Формой Будо должна быть любовь, и человек должен жить в любви. Это и есть айкидо, и оно берет свое начало из старинной формы кен–дзюцу. Понимание этого наполнило меня огромной радостью, и я не мог больше сдерживать слез.

Б. Таким образом, получается, что в Будо не слишком хорошо быть сильным. Раньше всегда учили объединению «кен» и «дзен». В самом деле, сущность будо невозможно понять, не очистив предварительно своё сознание. В этом состоянии не существует таких понятий как «правильно» или «неправильно».

Морихей Уэсиба. Как я уже говорил, сущность Будо — это путь «масакацу» и «агацу».

Б. Я слышал историю, как вы были вовлечены в схватку со 150 рабочими.

Морихей Уэсиба. Вовлечен в схватку? Насколько я помню, Дегучи сенсей отправился в Монголию в 1924 году для того, чтобы объединить азиатские народы в полном соответствии с нашей национальной политикой. По его предложению я сопровождал его, хотя должен был вступить в ряды вооруженных сил. Мы путешествовали по Монголии и Манчжурии. Далеко в горах мы столкнулись с большой группой бандитов, и началась перестрелка. Я стрелял по ним из маузера, а затем кинулся в самую гущу бандитов, яростно их атакуя, после чего они обратились в бегство. Я рад, что удалось избежать опасности.

А. Как я понимаю, сенсей, вас много связывает с Манчжурией. Вы много времени провели там?

Морихей Уэсиба. После этого инцидента я бывал в Манчжурии довольно часто. Я был советником по боевым искусствам в организации Симбуден, точно так же, как и в Университете Кенкёку. Поэтому меня там хорошо принимали.

Б. Хино Асихеи написал рассказ под названием «Одза но за» в Сосецу Синчо, в котором размышляет о начале периода Тенрю Сабуро — бунтаря мира сумо и его знакомство с айкидо и его духом. Вы имеете к этому отношение, сенсей?

Морихей Уэсиба. Да.

Б. Означает ли это, что вы были как–то связаны с Тенрю на протяжении некоторого времени?

Морихей Уэсиба. Да, он останавливался у меня дома в течение трех месяцев.

Б. Это было в Манчжурии?

Морихей Уэсиба. Да. Я встретил его, когда мы делали приём в честь празднования 10–ти летней годовщины основания правительства Манчжурии. Там был приятного вида человек, и многие отзывались о нем в духе: «Этот сенсей чрезвычайно силен, как насчет того, чтобы сразиться с ним»? Я спросил у кого–то, кто этот человек. Мне объяснили, что это был знаменитый Тенрю, которого выгнали из Ассоциации Сумо. Затем нас представили друг другу. В конце концов, мы решили проверить силы друг друга. Я сел и сказал Тенрю: «Пожалуйста, попробуй столкнуть меня. Толкай со всей силы, нет нужды сдерживаться». Поскольку я знал секрет айкидо, он не мог меня сдвинуть ни на дюйм. Тенрю, казалось, был этим очень удивлен. В результате он начал изучать айкидо. Он был хорошим человеком.

А. Сенсей, имели ли вы какие–нибудь дела с военно–морским флотом?

Морихей Уэсиба. Да, и достаточно длительное время. Началось все около 1927 или 1928 года. На протяжении 10 лет я на пол ставки был профессором в военно–морской академии.

Б. Вы обучали солдат во время работы в военно–морской академии?

Морихей Уэсиба. Я довольно часто обучал военных, начиная с академии в 1927–1928 году. В 1931–1932 годах я преподавал курс боевых искусств в армейской школе Таяма. Затем, в 1941–1942 годах обучал айкидо студентов академии военной полиции. Также, однажды, по специальному приглашению, я демонстрировал айкидо генералу Тошие Маеда, управляющему военной академией.

Б. Как вы относитесь к такому понятию, как сверхспособности?

Морихей Уэсиба. Есть только труд и каждодневные тренировки.

Б. Поскольку вы занимались обучением солдат, очевидно, среди них должно быть было много грубых людей, и неприятных эпизодов с этим связанных.

Морихей Уэсиба. Да. На меня даже однажды устроили засаду.

Б. Это произошло из–за того, что вы были властным учителем?

Морихей Уэсиба. Нет, не поэтому. Это была попытка проверить мои силы. Это было время, когда я только начал преподавать айкидо военным полицейским. Однажды вечером, когда я проходил по тренировочной площадке, я почувствовал что должно произойти что–то странное. Внезапно, с разных сторон, из–за кустов и из ниоткуда появилось много солдат, которые окружили меня. Они начали атаковать меня деревянными мечами и ружьями. Однако, поскольку я был знаком с такого рода вещами, я не растерялся. Когда кто–то наносил удар, я поворачивал корпус то в одну сторону, то в другую и подталкивал нападающего, отчего тот легко падал. В конце концов, они выдохлись… Как ни крути, а мир полон сюрпризов.

Однажды я встретил человека, который принимал участие в том нападении. В то время я был советником выпускников академии военной полиции в префектуре Вакаяма. Во время одной из встреч человек узнал меня в лицо и подошел усмехаясь. В течение нескольких минут мы с ним беседовали, и я узнал, что он был одним из тех молодых людей, которые атаковали меня много лет назад. Почесывая голову, он поделился со мной следующим: «Я очень сожалею, что тот инцидент имел место. В тот день мы обсуждали, действительно ли новый преподаватель айкидо так силен. Мы были группой молодых и горячих военных полицейских, и, обсудив этот вопрос, решили проверить нового учителя. Почти 30 человек были тогда повержены. Мы были полностью растеряны, что 30 самоуверенных людей не смогли ничего поделать с вами».

Б. Случалось что–либо подобное, когда вы работали в армейской школе Тояма?

Морихей Уэсиба. В смысле, применение силы? Один случай имел место, я думаю, это было ещё до эпизода с военными полицейскими. Несколько офицеров, работающих инструкторами в школе Тояма, пригласили меня, для того чтобы оценить мои силы в поединке с ними. Они очень гордились своими способностями и говорили что–то вроде: «Я могу поднять такой–то и такой–то вес» или «я могу сломать бревно столько–то дюймов в диаметре». Я объяснил им, что не обладаю такой же силой, однако я могу бросить таких людей как вы одним только мизинцем. Однако, мне будет жаль кидать вас, поэтому давайте сделаем по–другому. Я вытянул свою правую руку и уперся кончиком указательного пальца в край стола, после чего предложил им упереться с другой стороны. Один, два, потом три офицера противостояли одной моей руке. Со временем у каждого из них от удивления округлились глаза. Я подождал, пока с другой стороны не оказалось шесть офицеров, и попросил одного из свободных военных принести мне воды. Пока я пил воду из стакана в моей левой руке, все молчали и только обменивались взглядами.

Б. Если не брать в расчет айкидо, вы должно быть физически очень сильны.

Морихей Уэсиба. Вовсе нет.

Б. Был ли этот тот самый Михамахиро из ассоциации борцов сумо Такасаго бея?

Морихей Уэсиба. Да. Он был из провинции Кисю. Когда я пребывал в Шингу, Вакаяма, Михамахиро успешно продвигался в иерархии сумо. Он обладал невероятной силой и мог поднять три бревна, которые весили несколько сотен фунтов. Когда я узнал, что Михамахиро находится в городе, то пригласил его к себе. Когда мы беседовали, Михамахиро сказал: «Я слышал, сенсей, что вы обладаете огромной силой. Почему бы нам не проверить друг друга»? «Очень хорошо. Я могу прижать тебя одним своим указательным пальцем» — , ответил я. Затем я позволил ему толкать себя, в то время как сам сидел на полу. Человек, способный поднимать чудовищные тяжести, напрягался и пыхтел, но не мог сдвинуть меня с места. После чего я немного перенаправил в сторону его силу, и он улетел. Когда он упал, я прижал его указательным пальцем, и он не мог даже пошевелиться. Это было похоже на тот, как взрослый прижал бы ребенка. Затем я предложил ему попробовать столкнуть меня еще раз. На этот раз он толкал меня в лоб. Однако, он также не мог сдвинуть меня. Затем я вытянул вперед ноги, и, балансируя, поднял их над полом, однако, он все равно никак не мог меня подвинуть. Он был очень удивлен и начал изучать айкидо.

А. Когда вы говорите, что прижали человека одним пальцем, вы давите на какие–то биологически активные точки?

Морихей Уэсиба. Я рисую круг вокруг него. Его сила содержится внутри этого круга. Не имеет значения насколько человек силен, он не может распространить свою силу за пределы круга. Он становится бессильным. Поэтому, если вы прижимаете оппонента , находясь вне этого круга, то можете удерживать его указательным пальцем, или мизинцем. Это возможно потому, что соперник уже стал бессильным.

Б. Опять же, это касается физики. В дзюдо также, когда вы бросили противника, или прижимаете его, то стараетесь занять такое же положение, как и он. В дзюдо, вы двигаетесь разнообразными способами, и стараетесь, чтобы соперник занял такую же позицию.

А. Ваша жена также из префектуры Вакаяма?

Морихей Уэсиба. Да. Её девичья фамилия в Вакаяма была Такеда.

А. Фамилия Такеды тесно связана с боевыми искусствами.

Морихей Уэсиба. Скажем так, моя семья была предана императорскому двору в течение многих поколений. И наша поддержка была искренней. Фактически, мои предки отказались от собственности и странствовали повсюду, служа императорской семье.

Б. Так же как и вы, сенсей, непрерывно перемещались по стране с ранней молодости. Это должно было быть довольно тяжело для вашей жены.

Морихей Уэсиба. Так как я бы очень занят, то у меня не было много свободного времени, чтобы проводить его дома.

Б. Я понимаю... В процессе постоянных тренировок они перестают вести себя как уличные хулиганы.

Морихей Уэсиба. Поскольку айкидо не является бу (боевая система) насилия, а является искусством любви, вы не можете вести себя агрессивно. Вы мягко трансформируете жестокого противника, и он не может вести себя как хулиган в дальнейшем.

Б. Я понимаю. Это не контроль насилия насилием, а превращение насилия в любовь.

А. Что вы объясняете ученикам вначале, как основу айкидо? В дзюдо они изучают укеми (падения).

Киссёмару Уэсиба. Вначале, перемещения тела (таи сабаки). Затем поток ки.

А. А как можно интерпретировать техники айкидо?

Морихей Уэсиба. Важней всего понимание «масакацу», что означает «правильная победа» и «агацу» — «победа в соответствии с возложенной на тебя небесной миссией». «Кацухаи» означает «нацеленность разума на стремительную победу».

А. Путь достаточно длителен, не так ли?

Морихей Уэсиба. Путь айки бесконечен. Мне сейчас 76 лет, но я до сих пор продолжаю изучение айкидо. Это не простая задача постичь путь будо или искусства. В айкидо ты должен понять каждый феномен во вселенной. Например, вращение земли или самую запутанную и труднодоступную часть вселенной. Это дело всей жизни.

Б. Таким образом, айки — это учение ками (духов) точно так же, как боевая система. В таком случае, что такое дух айкидо?

Морихей Уэсиба. Айкидо — это ай (любовь). Вы наполняете этой всеобъемлющей любовью своё сердце, а затем должны выполнить свою собственную миссию, заключающуюся в сохранении любви всех вещей этого мира. Завершение этой миссии и есть истинное будо. Истинное будо означает победу над собой и устранении жажды борьбы в сердце врага... Нет, это путь самосовершенствования, на котором все враги исчезают. Техника айки — это аскетичная тренировка, и путь, с помощью которого вы достигаете состояния единения души и тела, реализуя тем самым небесные принципы.

Б. Таким образом, айки — это путь ко всеобщему миру?

Морихей Уэсиба. Конечная цель айки — это создание рая на земле. В любом случае, весь мир должен пребывать в гармонии. Тогда мы не будем нуждаться в атомных и водородных бомбах. Жить в таком мире было бы приятно и комфортно.

Дополнительно: личный блог на другом ресурсе, новом ЖЖ.
0 комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.