Тебе, для кого деньги, деньги и еще раз деньги самое главное

Кодо Саваки Роси
Мера человека: ты даёшь ему немного денег, и он сразу начинает шевелиться.

Человек не очень сообразителен: всё, что он хочет – это деньги, здоровье, карьера и красивые девушки.

Я всегда высмеиваю людей, которые выпендриваются со своими деньгами. Поэтому они ничего из них не дают мне.

Человеческое счастье и несчастье не зависит от денег. Если бы число на твоем счету было показателем твоего счастья, то дело было бы просто. Но всё не так просто как кажется.

Без денег у тебя проблемы. Но, несмотря на это, ты должен знать, что есть более важные вещи, чем деньги. Ты постоянно думаешь о сексе. Но ты должен знать, что есть более важные вещи, чем секс.

Нет ничего более жалкого, чем питаться положением и зарплатой.
«Работай, работай! Когда ты работаешь, ты получаешь деньги. Когда у тебя есть деньги, ты можешь себе что-нибудь позволить, и у тебя всё равно еще останется на еду!». По сравнению с такой точкой зрения даже марксизм мне кажется глубоким учением.

Твои приоритеты известны: секс, еда и карьера, без того, чтобы напрягаться. Бегать за твоими приоритетами и от вещей, которых ты не любишь, означает крутиться в проходящем мире. Крыса тоже начнет бегать, когда ты ударишь её током.

Есть люди, которые называют себя «гурманы» и при этом не имеют другой радости в жизни кроме как хорошо поесть.

Богатые глупы. Если ты надеешься на серьезные деньги, ты глупеешь автоматически.

Раньше нас учили в школе зарабатывать много денег. Чему нас, к сожалению, не научили, так это тому, что деньги делают нас глупыми.

Некоторые считают себя важными, потому что у них много денег. Другие – потому, что у них есть «сатори». Но сколько бы ты ни надувал свой личный мешок мяса, ты становишься только тупым чёртом.

То, что не принадлежит тебе лично, это вся Вселенная. Там, где заканчиваются твои личные важные и значимые мысли, начинается подлинная Буддадхарма.

Тебе, желающему затмить своих противников.

Всю свою жизнь ты теряешь голову, потому что считаешь это нормальным, что есть «ты» и «другие»: ты сильно напрягаешься, чтобы выделяться из толпы. Но на самом деле нет ни «тебя» ни «других». Но ты поймёшь это, только лишь когда умрёшь.

Бедный и богатый, важный и неважный – это всё не существует. Это всё блеск морской пены. Но есть люди, которые проклинают Будду, либо потому что они несчастливы сами, либо потому что кто-то другой более счастлив, чем они.

Ты говоришь: «Я им еще покажу!». При этом ты даже не знаешь, сколько ещё проживёшь. Тебе что, больше нечем заняться в этой жизни?

На западе говорят, что человек человеку волк. Первый шаг нашей религии должен состоять в том, что волки прекратят кусать друг друга.

Чему мы научились с детства, это не больше чем выпендриваться. В мире это называется «образование». И чего мы после этого стараемся достичь в жизни? Мы дерёмся как демоны, трахаемся как звери и жрём как голодные духи. И это всё что мы умеем.

Люди скучают, когда нет ни ссоры, ни какого-нибудь соревнования. Они постоянно хотят скакать на скорость – это что, лошадиная гонка? Или плывут как выдры, каждый хочет быть первым. В конце они ссорятся из-за мотка шерсти как маленькие котята…

Если дело идет не о победе или поражении, любви или ненависти, богатстве или бедности, то люди смотрят на все сонливыми, тупыми глазами.

В Буддадхарме речь вообще идет не о победе или поражении, любви или ненависти.

Некоторые красуются со своим «сатори». При этом абсолютно ясно, что то, чем ты можешь красоваться, не имеет к сатори никакого отношения.

Того, кто имеет большие желания, легко обмануть. Того, у кого нет желаний, не имеет ни малейшего шанса обмануть даже самый большой обманщик.

Всё живое ошибается; мы принимаем за счастье то, что является несчастьем, и плачем от несчастья, которое таковым вовсе не является. Мы все видели ребенка, чьи слезы вдруг уступают смеху, если ему дают кекс. Что мы, люди, называем счастьем – не больше чем эта радость от одного кекса.

Построй всё вместе и сравни: сто тысяч возможностей, и все ведут в тупик. Это ведёт в тупик, то ведёт в тупик. В какую сторону ты ни идёшь, ты застреваешь. А теперь отбрось всё, что ведёт тебя в тупик: что останется? Останется — «Человек с кучей свободного времени, по ту стороны от учения и деланья» (Сёдока)

«Дикие гуси не оставляют следов, но куда бы они ни летели, они никогда не забывают дорогу» (Стихотворение Догэна). На пути птицы нет следов. Это отличает её от поезда, который едет по рельсам. Или от пути осла.

Песня птицы не знает ни мажор, ни минор. Учение Буддадхармы не выразишь нотами. Буддизм не знает границ, и если ты попробуешь схватить его, то потерпишь неудачу. Здесь речь идет не о сушёной треске. Живая рыба никогда не даст засунуть себя в мертвую форму.

Кодо Саваки Роси
1 комментарий
Просто, доступно, понятно и правдиво.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.