Боевое каратэ Оямы - Ученики Оямы вспоминают

ОямаОяме не нравился такой стиль спарринга, какой мы видим сегодня, когда соревнуются только в выносливости, а бойцы, пропуская удар за ударом, идут вперед с безразличным видом. Если такого бойца свести в спарринге с по-настоящему сильным противником, его тут же уложат. К тому же, с такой техникой с быками не повоюешь! Сосай Ояма не раз говаривал: «Сегодняшние ребята ни козла, ни собаку убить не смогут!».

Ояма значительно превосходил большинство своих учеников и ростом, и весом, и физической силой. Он советовал им всемерно развивать силу, так как из своего опыта боев с более крупными американцами сделал вывод, что одной техники недостаточно для победы. Например, Ясуда Эйдзи рассказывает: «Исходя из своего опыта состязательных боев заграницей, сэнсэй Ояма советовал нам: «Главное внимание нужно уделять развитию силы, а не технике».

Ояма тренируется с отягощениями.Традиционные школы каратэ такой подход считали ересью, но, как говорится, «сказать легче, чем сделать». Если доведется сражаться с противником, вроде борца-кэтчера, исконное каратэ мало поможет. Поэтому учитель Ояма и говорил нам: «Мы уступаем иностранцам по физическим данным, поэтому просто сидеть, сложа руки, мы не можем. Нам нужна такая физическая сила, чтобы мы могли одним ударом «уложить» противника». В действительности, сила у него была колоссальная… Если он сближался с противником вплотную, он не только приподнимал его в воздух ударом локтем снизу вверх, но, обладая большой физической силой, еще и отшвыривал на несколько метров от себя… Он учил, чтобы мы занимались исключительно развитием такой силы, которая бы позволила отшвырнуть противника, пропагандировал «силовое каратэ» и сам усиленно тренировался. «Малая техника — второстепенное, основное же — физическая сила», — говорил он. Я сам своим ученикам, бывало, говорил, что, если полагаться только на силу, то снизится скорость движений, но в действительности суть проблемы в том, чтобы добиться их единства».

Однако манере спарринга Оямы не была присуща ставка на грубую силу. По словам Оямы Ясухико, Ояма, «в отличие от других черных поясов, спарринговал не только очень яростно и жестоко. В его технике чувствовались изящество и осторожность».

Mas Oyama . Маваши джодан.Яркую характеристику мастерства Оямы дает Като Сигэо: «С кем бы он ни спарринговал, это выглядело, будто в схватке сошлись взрослый и ребенок. Иногда он нарочно позволял нам наносить ему различные удары и каждый раз, сказав что-нибудь вроде «хороший удар ногой», тут же наносил удар в ответ. Даже когда с учителем начинали спарринговать сэмпаи Асихара или Харуяма, через несколько мгновений они уже влетали в стены зала. Какие бы приемы ни применял его противник, ни один из них не достигал цели. У сосая безусловно не было равных». Когда в 1957 г. Года Юдзо попал в школу Оямы Масутацу, мастер уже отошел от активных поединков со своими учениками (здесь сказалась и травма колена) и в спаррингах только оборонялся. «Однако, как взрослый балуется с ребенком, так и сосай «забавлялся» с «черными поясами», как с игрушками, не рассматривая такое кумитэ всерьез», — вспоминает Года. Им вторит Ояма Сигэру: «У меня был очень хорошо поставлен правый прямой удар кулаком, но в сосая я попасть не мог».

В бою Ояма был совершенно расслаблен и мгновенно контратаковал в ответ на любую попытку атаки. Хотя внешне его движения казались мягкими, он мог мгновенно взорваться и уложить противника одним ударом. «Для стиля спарринга кантё были характерны мягкие защиты, неожиданные движения и изменения, но в момент кимэ он со сдавленным криком «У!» и с мощным выдохом из живота и киай в одно мгновение развивал колоссальную пробивную мощь», — вспоминает Накамура Тадаси.

Расслабленность и мягкость позволяли Ояме двигаться совершенно свободно, изменяться в соответствии с изменениями ситуации. Благодаря этому, движения его были совершенно непредсказуемы. Он не использовал стандартных, запрограммированных связок и свободно применял практически любые приемы каратэ, так что его руки и ноги могли в любой момент вылететь с любой стороны по любой траектории. По выражению Оямы Ясухико, «руки сосая обладали абсолютной свободой изменения». К нему присоединяется и Накамура Тадаси: «Сэнсэй действовал абсолютно свободно и естественно, и мы никогда не могли «прочитать» его движения...». Эта непредсказуемость постоянно ставила учеников мастера в тупик. «Когда он позволял нам свободно атаковать его, со стороны казалось, что он почти не двигается. В действительности, во время спарринга мы просто приходили в смятение и не могли решиться атаковать его. Мы все раздумывали, откуда придет удар -сверху или снизу, и неожиданно оказывались на полу. Казалось, что дистанция достаточно велика и безопасна, что мы можем бить руками и ногами, но в одно мгновение он непонятным образом оказывался рядом с нами и каким-нибудь небольшим движением повергал нас на землю. Когда я сейчас вспоминаю об этом, я понимаю, что кантё полностью контролировал и все атаки с дальней дистанции», — вспоминает Накамура.

Oyama демонстрирует технику.Ояма практиковал и прививал своим ученикам спарринг, весьма близкий к реальной уличной драке. В нем разрешалось практически все: опаснейшие удары ногами в пах и в колено (одним из любимых приемов Оямы был топчущий удар сверху пяткой в коленный сустав), тычки и шлепки пальцами по глазам, удары головой, броски, даже укусы. Кумитэ такого рода Ояма в 30-летнем возрасте практиковал ежедневно, схватываясь с несколькими десятками учеников подряд. Как правило, «черные пояса» группировались в команды по 4-5 человек, и каждый из них по 2-3 мин спарринговал с Оямой, уступая затем место следующему. Все это напоминало «мельницу» и длилось от 30 до 60 минут. При этом на кумитэ Ояма настраивался не как на учебный бой, разновидность игры в «войнушку», а как на реальную схватку не на жизнь, а на смерть. Като Сигэо вспоминает: «Учитель был силен не только в технике. Он далеко превосходил большинство людей силой и обладал замечательной силой взгляда — никто не мог устоять перед страшной силой его нахмуренных глаз».

Во время спаррингов Ояма обязательно учитывал уровень подготовки своих противников. С младшими учениками он «работал» очень аккуратно, стараясь не причинять травм. Он позволял им себя атаковать и действовал от обороны. «Когда кантё Ояма спарринговал с нами, своими учениками, он всегда только защищался. Провоцировал наши атаки и блокировал их», — рассказывает Накамура Тадаси. То же самое утверждает и Года Юдзо: «У меня практически не осталось впечатлений о кумитэ с сосаем Ояма по той причине, что свободного поединка как такового не было: как я ни пытался наносить удары руками и ногами, это было все равно, что толкать гору, слишком уж велика была разница в силе. Однако и чувства страха тоже не было, т.к. сосай не проводил атакующих действий».

Гораздо больше доставалось от него сэмпаям — братьям Ояма, Харуяме, Асихаре и др. Ояма Сигэру вспоминает: «Как-то раз во время такого кумитэ мой кулак попал в нос сосая. Буркнув: «Подожди чуток», — он вытер кровь, и тут началось. Он хватал меня, осыпал непрерывным градом ударов, волочил по полу, топтал ногами. Да-а, досталось мне здорово».

Однако несмотря на всю жестокость кумитэ в период «додзё Оямы», которое порой походило на форменную уличную драку, Ояма никогда не наносил ученикам серьезных травм и обладал в высшей степени превосходным чувством контроля. Кроме того, он избегал наносить удары в голову кулаком, предпочитая основание ладони, а удары кулаком в корпус проводил не в полную силу. По словам Оямы Ясухико, «… сосай никогда не атаковал нас в полную силу. Даже выполняя уракэн, он, не сжимая крепко кулак, просто наносил быстрый легкий удар полурасслабленной рукой. Поэтому на следующий день после кумитэ с сосаем на теле не оставалось никаких повреждений. В то же время работа с другими черными поясами нередко имела весьма неприятные последствия. Несмотря на то, что кумитэ с сосаем часто затягивалось, после него всегда оставалось хорошее настроение. Его чувство любви к нам было скрыто тем «кнутом», которым, погоняя нас, он как бы хотел сказать: «Отлично, давайте-ка еще позанимаемся...». Или, нанося мне удары: «Ясухико, давай, давай!» Я полагаю, это единственное, о чем он думал, обучая нас».

С дальней дистанции из положения маэбанэ-но камаэ с вытянутыми вперед обеими руками Ояма мгновенно сближался с противником, из левосторонней стойки прихватывал переднюю руку противника правой рукой, а затем обрушивал на него град ударов: основанием ладони левой, нукитэ правой рукой и хлесткий удар правой ногой в пах.

Ояма Ясухико в своих воспоминаниях описывает несколько комбинаций, которые Ояма Масутацу часто применял в спаррингах со своими учениками: «В кумитэ сосай Ояма обычно стоял полубоком с выставленной вперед левой ногой. Не успеешь и глазом моргнуть, а он уже приблизился к тебе, левой рукой сбил вниз твою переднюю руку и одновременно правой ладонью накрыл тебе лицо. После этого откуда-то снизу неожиданно следует уракэн левой рукой, использовавшейся для защиты…

Иногда правой рукой сосай хватал за волосы, а затем наносил уракэн. Отведя левую руку партнера своей левой рукой, сосай сдвигал ее к центру груди и неожиданно наносил в бок ему удар локтем. Затем следовал уракэн левой и прямой правой в корпус. Разумеется, он не вкладывал всю силу в удар.
Часто мне доставалось, когда, сократив с выпадом правой ногой дистанцию, сосай основанием правой ладони с громким шлепком наносил круговой удар (маваси-ути). Как правило, он приходился в район уха, так что в голове аж звенело. Если партнеру удавалось убрать голову, то сосай с размаха толчком сбивал его с ног.
Когда я атаковал ударом левой, передней руки, сосай блокировал и прихватывал ее своей левой рукой, правой хватал мое плечо и, закручивая мое тело влево, сильным толчком сбивал на пол.Вообще, бросковую технику он использовал довольно широко».

Стойки (тати) и боевые изготовки (камаэ)

Во время кумитэ Ояма чаще всего использовал высокие естественные стойки с освобожденной от веса передней ногой — нэкоаси-дати или кокуцу-дати — и стоял совершенно расслабленно и непринужденно. Он предпочитал левостороннюю стойку, но вперед нередко выставлял заднюю, правую руку. Правостороннюю стойку Ояма принимал только эпизодически, как правило, для того чтобы продемонстрировать какой-то особый прием.

Боевые изготовки (камаэ), т.е. позиции рук, туловища и ног, в арсенале Оямы были рассчитаны, прежде всего, на защиту лица, причем не только от ударов ногами, но и от ударов кулаком. Вот описание Като Сигэо его характерной боевой изготовки: «Он использовал боевую изготовку, в которой плечо передней руки постоянно защищало подбородок, а сама рука для защиты лица была поднята вверх в боевую изготовку маэбанэ-но камаэ — «крылья спереди». Ею он мягко отклонял удары противника. Он постоянно двигался по кругу во внешнюю от противника сторону, а потом, внезапно повернувшись, наносил удар основанием (передней) ладони в лицо. Этот его удар был неотразимым и настолько мощным, что буквально сносил противников с ног». В этой изготовке ощущается влияние бокса: та же стойка боком, то же левое плечо выдвинутое вперед для защиты подбородка.

Многие воспринимают камаэ как нечто статическое. Однако боевые изготовки Оямы были совсем не такими. Его руки не фиксировались в одном положении, а напротив пребывали в постоянном движении. Рассказывает Накамура Тадаси: «Во время спаррингов сосай использовал различные боевые позиции: начинал бой в боевой изготовке маэбанэ-но камаэ с обеими ладонями, выставленными вперед, а затем быстро сближался с противником шагом передней ногой с подтягиванием задней, переходя в позицию бирин-но камаэ («чешуя на хвосте») с выставленной вперед правой рукой в ударной позиции «рука-копье» поверх левой руки или в рюхэн-но камаэ («изменения дракона») с обоими предплечьями, помещенными горизонтально параллельно друг другу перед грудью одна над другой и попеременно сменяющими друг друга. Эти выходящие то вверх, то вниз руки превращались в удары типа уракэн-ути либо в захваты за одежду противника в положении сюто — «рука-меч». Казалось, что рука Оямы сейчас нанесет тебе удар, но когда ты пытался защитить лицо, то мгновенно оказывался на полу, сбитый подсечкой сэнсэя, напоминающей лоу-кик».

Схожую картину рисует и Ояма Ясухико: «Он то прижимал свою переднюю левую руку к груди и направлял правую руку основанием ладони сётэй в лицо противнику, то выставлял вперед левую руку, а правую руку прижимал к груди».

Боевое каратэ Оямы. Ученики Оямы вспоминают — Алексей ГОРБЫЛЕВ, Олег АРТЕМЕНКО
0 комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.