Воспоминания о моем сэнсэе, Мияги Тёдзюне

Перевод статьи «Мастер Каратэ Мияги Тёдзюн. Его доброта бесконечна, он проповедует нравственность», написанная г-ном Накаима Гэнкаи, опубликована в ежемесячном журнале «Аои Уми» выпуск №70 за февраль 1978 (страницы 99-100), издательство Аои Уми Суппанся. Этот выпуск был посвящен окинавским мастерам Каратэ. Журнал уже не издается. Оригинальное японское название «Онтаку Мурё, Нингэн но Мичи о Току Будзин Мияги Тёдзюн».



Однажды весной, когда я только перешел во второй класс средней школы, мой одноклассник, Тамагусуку Бунсюн, сказал мне: «Почему бы нам не учиться Каратэ у мастера Мияги Тёдзюна?» Это ему предложил его дядя, Синдзато Дзинан. Среди тех, кому Синдзато Дзинан предложил заниматься Каратэ у Мастера Мияги Тёдзюна были еще Сакияма Тацутоку (его имя в то время было Сенаха Тацутоку), Нандзё Кидзю (его имя в то время был Адзама Кидзю) и я (Накаима Гэнкаи). Синдзато Дзинан был моим соседом. Он уже окончил коммерческую школу Наха, так что он был моим старшим товарищем. Он проживал в арендованном у г-на Куниёси Юкэи доме.

Вечером Синдзато, с белой повязкой на шее, появился у деревянных ворот арендованного дома г-на Куниёси. Тамагусуку Бунсюн, я и, иногда Сакияма Тацутоку, обычно там встречались.

Синдзато повис на перекладине деревянных ворот и подтянулся так, что его подбородок был выше перекладины. Он показал нам, как высоко его подбородок был над перекладиной. Он подтянулся много раз. Он также показал как подтягиваться на одной руке.

Позже мы часто собирались на школьном дворе Наха Дзиндзё Кото Сёгакко (начальная школа) в вечернее время. Нам нравилось делать различные упражнения на перекладине и брусьях. Благодаря Синдзато, мы научились выполнить большие перевороты вперед и назад, солнышко и другие сложные упражнения.

Затем Синдзато Дзинан поступил в полицейскую академию.

Наша четверка, Тамагусуку Бунсюн, Сакияма Тацутоку (Сенаха Тацутоку) , Нандзё Кидзю (Адзама Кидзю) и я (Накаима Гэнкаи), решили учиться Каратэ у мастера Мияги Тёдзюна.

Сначала я должен был спросить разрешения у моего отца. Отцу было десять лет, когда Замок Сюри был оккупирован японскими войсками, царство Рюкю было упразднено и стало префектурой Японии в 1879 году (12 год эпохи Мэйдзи). Ему было три года, когда японское правительство основало клан Рюкю в качестве первого шага в своей программе упразднения Королевства Рюкю и установления префектура Окинава в 1872 году (5 год эпохи Мэйдзи).

Из-за того, что мой отец родился в такое переходное время, а предки нашей семьи прибыли из Китая, наша семья не позволила ему получить образование японской системы под названием «Ямато Гакумон», так что он не ходил в школу. Тем не менее, он имел сильное и гибкое тело из-за тяжелой работы. Я слышал, что он был сильным борцом окинавского сумо. Он был очень рад, когда я получил приз на спортивном мероприятии.

Это было весной в 1923 году, мне было 15 лет, когда я сказал отцу, что я собираюсь учиться Каратэ у Мияги сэнсэя. Он сказал мне: «Это здорово, если ты будешь учиться у Буси Миягусику (Мияги, мастер Каратэ)!», и дал мне разрешение. В то время Мияги был уже знаменит своими навыками Каратэ, и мой отец думал, что он был бы идеальным учителем для меня.

Мы, люди окинавского сообщества Кумэмура, гордимся своими китайскими корнями. Мы верим, что наши предки пришли из Китая на Окинаву, поэтому мы очень уважаем не только китайскую словесность, но и боевые искусства. Что касается словесности, мы создали школу, «Мэйриндо», что-то вроде колледжа сегодня, где получала образование молодежь. Что касается боевых искусств, таких как Каратэ и Бо (бой с шестом), я думаю, мы практиковали в индивидуальном порядке в соответствии с физической силой и другими особенностями каждого.

Согласно программе культурного фестиваля в школе «Мэйриндо» были выступления Бо, Тессяку или Тиэчи (Саи), «Сэсан», «Чисёкин», «Тохай» и «Супаримпэй». Большинство выступлений Каратэ были такими же, как то, чему учил нас Мияги сэнсэй.

И вот, начались занятия у Мияги сэнсэя. Занятия проходили трижды в неделю, в понедельник, среду и пятницу, после школы с 3 часов дня до 8 часов вечера, дома у Мияги сэнсэя, а не в додзё, как делают теперь. Через некоторое время нас покинул мой одноклассник, Тамагусуку Бунсюн, чьим дядей был известный каратека, Синдзато Дзинан, так нас осталось трое: Сакияма Тацутоку (Сенаха Тацутоку), Нандзё Кидзю (Адзама Кидзю) и я (Накаима Гэнкаи).

Процесс нашего обучения состоит из подготовительных упражнений, дополнительных упражнения и передвижения ног в Санчин.

Согласно объяснению Мияги о подготовительных упражнениях, делая физические упражнения, мы можем подготовиться к основной тренировке Каратэ, такой как Санчин и другим упражнениям Ката. Это также имеет элемент разогрева тела. Другой целью подготовительных упражнений являлось развитие нашей физической силы путем проработки всех необходимых мышц так, чтобы мы могли использовать их в любой ситуации. Короче говоря, мы строим тело Каратэ подготовительными упражнениями. Дополнительные упражнения — это своего рода проработка базовых технических компонентов Ката. Это помогает нам понять науку и логику Каратэ, и в то же время, с развитием наших атлетических способностей и физической силы, будет создаваться наше мастерство Каратэ. Таким образом, мы можем заложить основу для Каратэ, выполняя подготовительные и дополнительные упражнения.

Мияги сэнсэй рассказывал нам разные истории в течение двух или трех часов после того, как тренировка была закончена. Темами его рассказов были не только технические вопросы Каратэ, но и общие мировые дела, нынешнее положение дел в кругах Каратэ, происхождение Каратэ, его изучение связи Каратэ с буддизмом, Каратэ и традиционное окинавское искусство (музыка, танцы) и так далее. В то время мы были только младшими школьниками, но Мияги сэнсэй говорил нам об Истине Каратэ, Душе мастера Каратэ, Пути Каратэ, а именно Пути человека или морали. Я до сих пор помню его светлое лицо с горящими глазами, в которых я находил любовь и доброту истинного мастера Каратэ.

Теперь я перескажу некоторые слова Мияги сэнсэя:

«Если вы будете практиковать только Санчин всю свою жизнь, вам не нужно практиковать любое другое Ката. Настолько Санчин существенная и важная форма.» Однажды я спросил его: «Сколько раз вы выполняете Санчин, пока не решите, что сделали его хорошо?» Он ответил: «Я думаю, что я делаю Санчин хорошо только один раз из тридцати.» В то время он был молод, 34 или 35 лет. Его слова все еще впечатляют меня.

«Положение рук при окончании Санчин такое же, как у статуи Будды.» Мияги сэнсэй часто говорил нам это. Я думаю, что положение рук при окончании Санчин — это самое красивое выражение молитвы. На самом деле я видел это же положение рук у статуй Будды в некоторых храмах.

«Годзю — это ива на сильном ветру», сказал Мияги сэнсэй. Сильный ветер дует на иву. Ива никогда не сопротивляется ветру, поддается ему, но никогда не будет сломлена или уничтожена. Точно также и мы используем поток силы противника. Это секрет искусства, который мы должны освоить через практику.

Я думаю, это был 1926 год, когда Национальный Спортивный Фестиваль был проведен во внешнем саду храма Мэйдзи, Токио. Ученик Мияги сэнсэя, г-н Синдзато Дзинан участвовал в фестивале и демонстрировал Каратэ, как классическое боевое искусство. Его вдруг спросили должностные лица фестиваля: ”Как называется ваш стиль?», он ответил: «стиль Годзю-рю.» Позже он рассказал о случившемся Мияги сэнсэю и Мияги одобрил. С тех пор мы называем себя Годзю-Рю.

Я спросил: «Сэнсэй, у вас что, глаза на затылке? Даже если мы тайно крадемся за вами, вы сразу же замечаете нас и быстро разворачиваетесь, чтобы найти нас.» Мияги ответил: «Ни у кого нет глаз на затылке. Тем не менее, когда я один иду по дороге, в некоторых случаях я чувствую что-то странное. Я думаю, что это так называемое шестое чувство.» «Мы всегда должны быть осторожными, когда мы заворачиваем за угол, ходим по улице в дождь, поднимаемся и спускаемся по лестнице и т.д. Было бы полезно для самообороны, если бы мы практиковали Каратэ достаточно упорно, и привыкали к осторожности. В результате длительного времени обучения Каратэ, можно развить так называемое шестое чувство и замечать, если кто-то следует.»

«Изучение Каратэ в наше время — это как ходить в темноте без фонаря. Мы должны нащупывать свой путь в темноте» — сказал Мияги сэнсэй. Он также сказал мне: «Есть так много вещей, в карате, смысл которых неясен, и много вещей, которые я не могу понять. Поэтому, пока наши старые мастера все еще живы, мы должны чаще их видеть и задавать много вопросов, но и в этом случае очень трудно найти ответы». Я даже ходил с ним в дома великих мастеров, Ханасиро Чомо сэнсэя и Итосу-но-Таммэ (Итосу старый мастер), чтобы услышать их истории Каратэ.

В 1926 году (последний год Тайсё эры), мастера Каратэ собрались вместе и основали клуб исследования Каратэ, на южной стороне Асахигаока, Вакасамачи, Наха. Мастера, которые участвовали в клубе были:

Мияги Тёдзюн, Кёда Дзюхацу, Умэ из Мотобу, Саару из Мотобу (Мотобу Чоки), Мабуни Кэнва, Тахара Тайдзо, Гусукума Симпан.

В первый и пятнадцатый день каждого месяца, они почитали Бусин, или Бога боевых искусств. Сакияма Тацутоку (Сенаха Тацутоку), Нандзё Кидзю (Адзама Кидзю), Тадзаки Когю, Яги Камадэ (он сейчас находится в Южной Америке), Кина Сэйко и я ( Накаима Гэнкаи) также ходили в клуб и обучались там Каратэ.

Мияги сэнсэй одобрил изменение написания «Каратэ» в кандзи с “Китайская Рука» на «Пустая Рука». Кандзи для Карате постепенно были преобразованы в кандзи «Пустая Рука». Как в ситуации с Дзюдзюцу, которое стало Дзюдо, он (Мияги сэнсэй) посвятил себя тому, чтобы Каратэ эволюционировало от «Каратэ» (Дзюцу) к «Каратэ-До» (Путь).

Когда мастер Кано Дзигоро, Кодокан Дзюдо, посетил Окинаву в 1925 году (14 год Тайсё), мы демонстрировали для него Годзю-рю Каратэ в общественном зале в Наха-Сити. А сам Мияги объяснял все для Кано Дзигоро. Дружеская встреча Кано и Мияги, двух основателей боевых искусств, стало ярким светом для Каратэ-До и удачей для развития дзюдо.

Во время Второй мировой войны в Японии было создано упражнение «Кэнкоку Тайсо». На самом деле, упражнение «Кэнкоку Тайсо» состояло в основном из Ката Каратэ, так что можно сказать, что это разновидность Каратэ.

Насколько я знаю, Мияги сэнсэй никогда не пытался бравировать Каратэ. Поэтому мы тоже никогда не говорили о Каратэ, как в школе, так и вне школы. Мы были твердо убеждены, что не следует показывать Каратэ на людях, в общественных местах.

Когда высокопоставленные инструктора Дзюдо Кодокан посетили Окинаву, по пути на Тайвань, они попросили нас показать им Каратэ. Сакияма Тацутоку (Сенаха Тацутоку), Нандзё Кидзю (Адзама Кидзю) и я (Накаима Гэнкаи) продемонстрировали Каратэ в тренировочном зале Дзюдо второй средней школы. После того, как инструктора Дзюдо покинули школу, Мияги посетил Накачи Сочоку, преподавателя второй средней школы, и спросил его: «Как прошла демонстрация Каратэ моих учеников?»

Когда принц Такамацуномия посетил Окинаву, Мияги назначил меня, чтобы показать ему Санчин в качестве представителя Годзю-рю. Я выполнил Санчин, одетый только в штаны, так же как повседневной практике. Мияги сэнсэй не демонстрировал Каратэ.

Ритм Каратэ, сотрясающий воздух — это мудрость благословения с Небес. Также, как в ритме традиционного окинавского танца или Рюкю Буё.

Давайте же продолжим пробираться в темноте, чтобы завершить великие дела, которые Мияги сэнсэй оставил для нас!

© Автор Накаима Гэнкаи.

© Перевод с японского: Sanzinsoo.

© Перевод с английского: Павел Демьянов 25.01.2017, pdemyanov@gmail.com, пожалуйста, уважайте мой труд и при копировании указывайте источник.
0 комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.