Биография Оямы

Масутацу ОямаМасутацу Ояма родился 27 июня 1923 года, в деревне, недалеко от города Чунсай в Южной Корее. Он был младшим членом большой семьи дворян. Отец Масутацу Оямы и три его старших брата были наделены большой физической силой и атлетическим телосложением.

Еще в младенческом возрасте Масутацу Ояму перевезли на ферму его сестры в Манчжурии, Южный Кита, где он, в возрасте девяти лет впервые узнает о боевом искусстве, познакомившись со стилем кэмпо Южного Китая, известным как стиль «18 рук», у мистера Уи, который работал на ферме. Когда в 12 лет Ояма вернулся в Корею, он продолжил постигать боевое искусство, изучая корейское кэмпо. После 4 лет занятий молодой Ояма стал известен как Gaki Taisho или «маленький защитник» слабых. Даже в этом возрасте он, защищая своих друзей, мог встать против 2 или 3 мальчиков старше его.

Во время Японо-Китайской войны в Корее появилось много героев, это были первые в стране пилоты-истребители. Многие молодые корейцы стремились стать авиаторами, и подросток Ояма не стал исключением. В 1938 году Масутацу Ояма едет в Японию, поступать в авиационную школу, но, столкнувшись с трудностями проживания в чужой стране, вынужден был оставить эту идею.

Ояма говорил тогда: «Я не смог стать пилотом, но понял, что существуют другие пути для достижения успеха. Я твердо решил доказать что я чего-то стою и поклялся, что не сверну с намеченного пути». В то время Ояма продолжал постигать боевое искусство, посещая додзе и боксерский зал. Однажды он видел, как тренируются ученики окинавского каратэ, сильно заинтересовался и стал посещать додзе мастера Гитина Фунакоши в университете Такусеку. Мастер Фунакоши стал его первым учителем каратэ.

«С первого взгляда, брошенного мельком, мастер Фунакоши кажется очень мягким, почти ласковым. Он полностью отличается от того, чего мы ждем от мастера воинского искусства. Если не брать в расчет его глаза, он кажется простодушным деревенским человеком. Но наружность обманчива. Его глаза очень выразительны. На тренировках, если он замечал, что кто-то ведет себя не внимательно, то невероятная сила его пристального взгляда буквально испепеляла провинившегося. Казалось, он бросает вызов и сокрушает вас одним своим видом. Для меня очень важно, что я начал изучать ката у этого мастера. В кумитэ я был силен и чувствовал себя уверено, но знал, что мне чего-то не достает, и только заботливость и внимательность мастера помогли мне стать полностью уверенным в себе. Я всегда буду чувствовать огромную любовь и почтение к этому великому мастеру, моему первому учителю каратэ».

Масутацу Ояма прогрессировал в тренировках каратэ, удивляя всех своей скоростью. В 17 лет он получил 2 дан, а в 20 лет, служа в Японской Императорской армии, он получил 4 дан. Сразу после получения 4 дана, он стал заниматься дзюдо, желая овладеть и борцовской техникой. Прогресс Оямы в дзюдо был подобен его прогрессу в каратэ. Он получил 1 дан после первого года занятий, 2 после второго, 3 после 3. Когда, через 4 года, Ояма перестал заниматься дзюдо у него уже был 4 дан. Это было тревожное время в истории Японии, страна была разорена и опровергнута в хаос, и молодой Ояма не мог оставаться безучастным, вовлеченный в суматоху и путаницу он был полон отчаянья. В это сложное для себя время Ояма получает ответы на терзавшие его вопросы от So Nei Chi, корейского мастера Годзю-рю каратэ из его родной провинции, который проживал в то время в Японии.

Мастер Со Ней ЧиМастер Со пользовался авторитетом в Годзю-рю каратэ Японии того времени. Это был прославленный силач, обладавший редким для людей характером и необыкновенными духовными качествами. Встав на Путь Воина, и проповедуя буддизм, мастер Со учил своих друзей и учеников Будо, его религиозным и духовным основам. Именно он посоветовал Ояме посвятить жизнь воинскому пути. " Вам лучше уйти от мира, попытаться слиться с природой, найти убежище в горах и тренировать там, в уединении, душу и тело. За три года вы достигнете неизмеримого. Как в пословице " Упорство (усердие) плавит железо, пока оно горячее (куй железо, пока горячо)", так и вы, тренируясь самостоятельно, обретете желание стать великим мастером". Мастер Со зажег пламя в сердце Оямы, и он решился бросить вызов судьбе, вызов который положил начало силе сделавшей его великим мастером.

В 1946 году Масутацу Ояма впервые сталкивается с Eiji Yoshikawa, автором новел «Мусаси» основанных на жизни и подвигах знаменитого японского фехтовальщика Миямото Мусаси. Ояма получает истинное наслаждение, неоднократно прочитав эти новеллы, постигая путь Самурая (Бусидо). В том же году 23-летний Ояма посещает тренировки мастера Миноби в префектуре Шиба. Этот мастер развил свой стиль фехтования Нито-рю, и Масутацу Ояма очень многое взял из его суровой системы тренировок. Решив уединится на горе Ояма берет с собой меч, копье, кухонную утварь и среди прочих книг, копию новел Eiji Yoshikawa. Он признается в своих планах студенту по имени Йоширо, и они вместе отправляются в горы. Найдя лачугу в горах, они решают пребывать там три года, питаясь одними фруктами и усиленно тренируясь. Это оказалось не так уж и просто, так как очень остро ощущалась изоляция и одиночество. Разум отказывал подчиняться и начинал играть в игры с волей.

Ояма вспоминал:

«По мере того, как проходили дни, мы привыкшие к культурной жизни, чувствовали неудобства, которые невозможно описать. И дело не только в одиночестве, сильное душевное напряжение, чувство затерянности в широком горном просторе, вот причина нашего смятения. Первые два месяца были похожи для нас на 7 ступеней к сатане, мы видели кошмары, и долгое время не могли спать. Каждую ночь мы чувствовали одиночество и ужас, как будто конец света был близок и пучина ада разверзлась перед нами. Ояма старался преодолеть все трудности одиночества путем энергичных тренировок, но Йоширо не смог преодолеть трудности отшельничества и по прошествии 6 месяцев тайно бежал из горной хижины. Через месяц после этого Ояму посетил друг, который доставлял ему еду. Визит Mr. Kayama был для меня „встречей с Будой в аду “. Я чувствовал себя так, как будто я жил 1000 дней между его визитами. Я постоянно ждал этих визитов, и чтобы предостеречь себя от их предвиденья я тренировался еще более интенсивно. Но пустота одиночества являлась более болезненной, чем самые суровые тренировки. Даже в священном писании Hokke-Kyo, которое я читал каждую ночь, я не нашел облегчения страданиям моей души, даже созерцание и медитация Дзен не смогли помочь мне достигнуть безмятежности ума».

Мас ОямаОяма хотел вернуться к цивилизации, он пишет письмо So Nei Chi для совета, и спустя месяц получает ответ: «Как художник всецело занимается изучением красоты, так мастер-воин постигает будо. Только те, кто много и упорно работают, могут продемонстрировать, как далеко может уйти обычный человек. Чтобы стать гением в своем деле необходимо огромное напряжение и мужество. Ояма, я верю, Вы будете незаменимой фигурой в японских воинских искусствах, а помогут Вам достичь этого только тяжелые тренировки и желание стать непобедимым. Вы станете непревзойденным воином в современном мире, истинным примером для молодых воинов. Если Вы все же хотите сойти с горы, то сбрейте бровь. Вы больше всего не желали пятится спиной назад, помните об этом. То, что не могут сделать другие, не должно быть невозможным для вас. В мире не было еще мастеров Воинского Искусства, которые не испытали бы смирения. На самом деле, все великие люди добились всего только в результате тяжелого непрерывного труда. Вы должны быть более храбрым в борьбе за ваши цели. Вот что является самой важной вещью».

ЙошикаваОяма был, в очередной раз, глубоко тронут словами своего учителя, и решил стать самым сильным каратистом Японии. Преодолеть лишения, одиночество и земные привязанности он смог вспоминая слова мастера Со, медитируя и находя мужество и решимость в рассказах Йошикавы. Горные животные стали его друзьями, и он делился с ними пищей. Ночами он рисовал картины при свете свечи или играл на бамбуковой флейте, в ее неземных звуках он находил покой и комфорт.

В один из своих визитов Kayama, преумножил несчастья своего друга известием о том, что, по определенным обстоятельствам, он не сможет больше посещать его и снабжать продуктами. Поэтому гениальная идея прожить три года на горе не была осуществлена. Ояма собрал свои немногочисленные вещи и ровно через год после начала своего отшельничества спустился с гор в город Tateyama. Несмотря на долгие месяцы лишений, он чувствовал удивительную свежесть и был абсолютно здоров.

В 1947 году, через месяц после возвращения в общество, Масутацу Ояма одержал уверенную победу на турнире каратэ первого послевоенного Всеяпонского чемпионата воинских искусств. Он смог выдержать это испытание без труда.
При наличии одного, всегда появляется потребность в чем-то другом, так и Ояма ощущая силу в своем сердце, чувствовал также и пустоту, которая не успела заполнится за время отшельничества. После интенсивного периода размышлений и молитв, Ояма решает окончательно посвятить свою жизнь каратэ. После чего он, в определенный период времени, интенсивно тренируется недалеко от храма Kiyozumi, на северо-востоке от Токио, в префектуре Шиба. Ояма выбирает храм Kiyozumi, так как ощущает потребность в духовном окружении. Храм этот был замечательно расположен на горе, с видом на Тихий океан. Двенадцатью годами позднее это место будет провозглашено на небе и на земле, как место рождения новой секты Hokke — shu, известной сегодня, как самая многочисленная секта буддизма в Японии.

Живя на горе, Масутацу Ояма фанатично тренировался, по 12 часов ежедневно. Кроме всего прочего, тренировки этого периода включали в себя разбивание речных камней голыми руками и использование деревьев, как естественной макивары, для отработки ударов. Он развивал свои прыжковые способности, ежедневно прыгая по сто раз через заросли льна. По мере того как ростки подрастали, и прыгать через них становилось все труднее, росла и прыжковая способность Оямы. Каждый день включал в себя также и изучение трудов древних классиков по Воинскому искусству, Дзэн и философии. Он не отдыхал ни одного дня. После 18 месяцев интенсивных тренировок Ояма снова спускается из своего горного убежища, готовый к любым подвигам. Теперь Ояма мог полностью контролировать свою жизнь, и это дало ему возможность стать в будущем великим мастером каратэ. Сэнсэй Ояма говорит, что необходимо правильно оценивать суровость его тренировок, и что, с тех пор, как он впервые начал тренироваться, он не встречал людей, которые тренировались хотя бы наполовину также усердно и тяжело как он на горе. Это утверждение — вовсе не желание поставить себя над другими, не всем необходимо тренироваться так же усердно, как Масутацу Ояма, скорее Сэнсэй просто хотел сказать, что он тренировался так активно и тяжело, как вы вряд ли можете предположить.

«Я, используя каратэ, испытывал предел возможностей человека. Я хотел доказать, что сила, которой я обладал, сила » суперчеловека", была развита только с помощью регулярных тренировок. Следует добавить, что сила моего духа росла только тогда, когда я регулярно тренировался". Масутацу Ояма желал, чтобы люди во всем мире реализовали потенциал лежащий в их сердцах, применяя его для усердных тренировок.

«Жизнь в горах, изоляция от всех и каждого, пребывание лицом к лицу с природой и самим собой, совершенствуя кондицию и технику — все это является прекрасными условиями для тренировок каратэ. Хотя я последовал этому охотно, в первое время я был вынужден выносить страх перед лицом природы. Плодом моего пребывания в горах было то, что я постоянно тренировал мою физическую силу и силу моей души, находясь в противостоянии с природой и с тьмой внутри меня. Конечно, мое мастерство в каратэ сильно возросло, но еще более возвысилось состояние моего духа».

В 1950 году Ояма впервые начал свои знаменитые бои с быками, испытывая собственную силу и привлекая внимание всего мира к возможностям каратэ. Ояма сражался с 52 быками, убив троих наповал, и срубил рога остальным ударом «рука-меч».
Первая схватка, вопреки ожиданиям Оямы, протекали не совсем гладко. Сэнсэй часто вспоминал, что первая попытка ударить быка привела зверя в бешенство. Все быки были предназначены для бойни, и Ояма постоянно напоминал зрителям, что судьба животных уже предрешена. Битвы эти были жестоким актом, но, не смотря на это, привлекли огромное число зрителей, и был снят документальный фильм, запечатлевший первую в мире корриду, где тореадор выступал совершенно безоружным. Реклама сделала свое дело, Ояма привлек внимания всего мира к силе своего каратэ, посредством которого, как он утверждал, всякий может усовершенствовать свою жизнь и занять в мире лучшее место.

В апреле 1952 года Масутацу Ояма впервые совершает гастрольную поездку по Соединенным Штатам, регулярно, в течение года, показывая искусство каратэ. Его выступления показывают по национальному телевиденью во многих других странах, где они также производит фурор.

Через полтора года Ояма принимает участие в матче среди боксеров-профессионалов, сражаясь со всяким, кто примет его вызов. В итоге Ояма провел 270 боев, каждый раз выходя победителем, причем большинство из этих боев были выиграны одним ударом кулака. Ни один из боев не длился более трех минут, чаще Ояма сметал своих противников за считанные секунды. Трудно объяснить все невероятные способности Масутацу Оямы, такие, как его силу, но свои победы он объяснял очень просто.

«Метод моих тренировок совсем иной, нежели у боксеров или борцов. Их целью было повергнуть соперника рядом ударов в движении, я же тренировался с целью повергнуть противника одним ударом. Я думаю, что найдется мало людей, которых я не смог бы победить с первого удара. И если первый удар не получался у меня чисто, то противники не выдерживали больше трех ударов. Первый останавливал их, второй заставлял похолодеть, а третий отправлял в аут. Это было проверкой силы и традиционных методик тренировок. Если бы я тренировался так, как они, я не смог бы победить их, используя одну лишь силу».

Так как в борьбе были использованы различные подходы к поединку, противники Масутацу Оямы не могли представить себе, насколько сокрушительны удары этого человека. На ринге, если он бьет вас, то вы сломлены. Если удар Масутацу Оямы был нацелен в ребра, а противник успевал поставить блок рукой, удар Оямы мог сломать ему плечо или вывихнуть локоть. Сила Масутацу Оямы была слишком велика, чтобы применять ее в отношении к другим, даже хорошо тренированным профессиональным бойцам. Масутацу Ояма был живым воплощением максимы японских воинов «Одним ударом — наповал!» ( Один удар, чья-то смерть), для него, это стало главной целью техники в каратэ.

Хотя Ояма был знаменит силой своих ударов ногами в голову, для него грация эффектных ударов ногами и замысловатые техники имели второстепенное значение. Более чем всему остальному, Ояма учил, что единственный, всепоглощающий удар рукой, где тело, ум и дух абсолютно согласованы, достигающий силы, которая, кажется, превосходит пределы возможностей простого смертного — вот конечная цель техники каратэ.

В 1953 году Масутацу Ояма открыл свое первое додзе, в Mejiro, Токио. Kenji Mizushima был в нем старшим инструктором. В июне 1956 года было положено начало Школы Каратэ Оямы, открытием додзе в бывшей балетной студии университета Рикко, в 500 метрах от центрального Хонбу. Mizushima выступал в роли инструктора вместе с Masami Ishibashi, Kenji Kata, Ken Minamoto и Eiji Yasuda. Сначала количество учеников в школе не превышало 300 человек. В 1957 году оно достигло 700 человек, несмотря на большое число выбывших из-за суровости тренировок. В то время сила каратэ Масутацу Оямы была на вершине, поэтому тренировки были очень суровыми. Многие ученики до того, как прийти в Додзе Оямы тренировались в других стилях каратэ. Например, Yasuda был одним из тех, кто был членом Годзю-рю клуба в Университете Нихон.

Кумитэ было жестким с самого первого урока. Ученики Додзе Оямы первыми видели его каратэ и воспринимали его как боевое искусство, так же они надеялись на участие в кумитэ. Ограничений было очень мало. Атака в голову была обычным делом, хотя и с кулаками обмотанными полотенцами. Захваты, броски и атаки в пах также были частым явлением. Кумитэ продолжалось до тех пор, пока одна из сторон не понесет поражение с громким Mairimashita (Я уступил!). Травмы были обычным делом. Но те, кто оставался, становились только крепче. Число выбывших было очень велико — приблизительно 90%, но те, кто оставался, не роптали, а продолжали тренироваться…
0 комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.