Чему я учился у сэнсэя Саваи

Сэнсэй Саваи
Сэнсэй Саваи был особым человеком. Своего додзё у него не было, так как он предпочитал заниматься на улице. Широко известны занятия, которые он проводил на территории святилища Мэйдзи-дзингу, но в то время, о котором я рассказываю сейчас, сэнсэй специально приезжал к нам, чтобы поучить нас.

Мы с сэмпаем Рояма тренировались под руководством сэнсэя Саваи на территории одного буддийского храма в городе Кавагути, где живет сэмпай Рояма. Его настоятель сам увлекался будо и потому позволил нам упражняться в своих «владениях». И вот, приглашая туда сэнсэя, мы тренировались под его руководством небольшой группой, в которую, помимо меня, входили еще сэмпай Рояма, сэмпай Ямада и еще Такэ Кадзуя (руководитель отделения Кёкусин в Кагосиме).

Когда говорят о занятиях школой Тайкикэн, то воображение обычно рисует упражнения в парках. Однако, на самом деле, тренироваться в парке очень неудобно, потому что туда постоянно приходят посторонние. Это сейчас все имеют некоторое представление, что такое цигун, а в те времена, о которых идет речь, никто и понятия не имел, что такое статические медитативные упражнения.

Стоило выйти в парк и начать выполнять рицудзэн – упражнения в «столбовом стоянии», как тут же собирались дети и начинали обсуждать: «А что это они тут делают?!» И это очень неприятно – продолжать упражнение в столбовом стоянии, когда на тебя пялятся со всех сторон. А случалось ведь и так, что какая-нибудь собака справляла на кого-нибудь из нас малую нужду, приняв, видно, за телеграфный столб.

Какие же упражнения применяются в Тайкикэн? В первую очередь, это столбовое стояние рицудзэн. Затем – хай, упражнения в замедленных перемещениях в низкой стойке, и нэри – упражнение на базе предыдущего, но с ощущением отталкивания противника и сопротивления толчку с его стороны. Далее сэнсэй Саваи говорил: «А теперь нападай на меня!» И начинался вольный бой.

Правда, такие бои обычно были не рубкой насмерть, а всего лишь легкими спаррингами.

В тренировках по Тайкикэн не было никакой системы. Сэнсэй Саваи всегда решал на месте, чему учить. Все зависело от того, что ему придет в голову. Поэтому от его учеников требовались очень многие качества, особая предрасположенность, без которых ничему нельзя было научиться.

Думаю, что мы смогли чего-то добиться при такой методе только благодаря тому, что уже пообтесались в Кёкусинкай и имели уровень не ниже первого дана. Да и самому сэнсэю Саваи нравилось заниматься именно с бойцами из Кёкусина, потому что это были парни, которые всё очень быстро усваивали и обладали необходимой физической силой. Кроме того, он, видимо, был тронут еще и тем, что бойцы Кёкусина тщательно соблюдали все нормы этикета. Что же касается меня самого, то занятия Тайкикэн не вызывали у меня никакого дискомфорта, я легко смог погрузиться в них. Думалось: «Как хорошо, что прежде я занимался каратэ!» Так что и своими успехами в Тайкикэн я тоже обязан, в конечном счете, сосаю Ояма.

Обучение конкретному

Сэнсэй Саваи всегда учил только конкретным вещам.
К примеру, когда мы шли кушать, и он садился вместе с нами за стол, разговор, в конце концов, начинал вращаться вокруг предметов, что были на столе – пепельницы или палочек для еды.

— А вы знаете, что это оружие? — начинал разговор сэнсэй Саваи и тут же брал в руки пепельницу. – Как вы думаете, почему пепельница имеет именно такую форму?
Видя, что у нас нет ответа, он вдруг взмахивал пепельницей и изображал ее бросок на манер пластиковой летающей тарелки фризби, метя в лицо кому-нибудь из нас, и тут же пояснял:
— Форма у пепельницы именно такая, чтобы ее можно было вот так метать во врага!
Или, например, когда мы шли по улице, сэнсэй Саваи вдруг хватал какой-нибудь камень, замахивался и изображал бросок в кого-нибудь из нас и тут же подступал с вопросом:
— Ну! Что будешь делать?!
А что в такой ситуации сделаешь? Разве что невольно закроешься рукой от броска.
— Вот это и есть твоя боевая техника! — поясняет Саваи.
И тут же разъясняет разницу между отточенным боевым приемом и инстинктивным действием и говорит:
— И то, и другое – это твоя боевая техника, только разница между ними так же велика, как велика разница между небом и землей!
А еще бывало, сэнсэй вдруг побежит и крикнет, чтобы ты бежал за ним. Ты помчишься за ним, сломя голову, а он вдруг обернется и встретит тебя ударом кулака, и скажет:
— А если бы у меня был в руке нож?! Ты бы уже был трупом!
И тут же даст указание:
— Когда бежишь за кем-нибудь, не беги прямо за ним, пристроившись в спину! Это опасно!

В общем, каждый его разговор был конкретным. Он всё время давал нам советы: в такой ситуации поступай так, а в такой вот так, а вот это делать нельзя и т.д. И все эти советы сэнсэя были вынесены им из его собственного боевого опыта. Можно представить себе, как много довелось ему пережить в войну, когда ему не раз приходилось рисковать жизнью.

Перевод А. Горбылёва по: Хиросигэ Цуёси (廣重毅). Кёкусин каратэ: Дзёнан сибу цуёса-но химицу [«Каратэ Кёкусин: секреты силы отделения Дзёнан»]. Токио, «Бэсубору магадзин ся», 1997.
0 комментариев
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.